ЗАГРУЗКА

Поиск по сайту

Новости

ПРИВИВКА VS СТРАХ

Поделиться

Прививаться или нет?

«Быть или не быть, вот в чем вопрос? Достойно ль смиряться под ударами судьбы, иль надо оказать сопротивленье…» — монолог Гамлета.

Однако хочется ответить: «Ты что мне Гамлетом морочишь голову? Мы разминулись с ним немножечко в веках!»

Как мы раньше жили… Помните? Да-да, теперь только вспоминать. На завтрак — крабы в Форте-дей-Марми, ранний ужин с бланманже в Париже, а багаж — вообще неизвестно где… Мы знали фразы: «Счет, пожалуйста» и «Спасибо» на всех языках (а кто-то хвастался свободным знанием языков).

А сейчас? Ну, как сейчас… Вот уже второй год пошел, как «сейчас».

Не летят самолеты, и не едут даже поезда. Что ни страна, то локдаун, что ни город, то ограничения… Тесты, QR-коды, справки и Страх!

Как бы кто ни говорил: я устал бояться, мне наплевать, заболею – так заболею… Но внутри страх сидит и развивается, и перерастает во внутреннее выгорание. Потому что люди вокруг болеют! Болеют по-разному, от легко до тяжело, кто-то умирает. И как бы мы ни храбрились – страшно.

Все великие умы «био-хим-фарм» лабораторий всего мира бьются над вакцинами: Пфайзер, Оксфорд, Гамалеи, Синофарм и т. д.

Надо отдать должное – снимаю шляпу – наши российские ученые свершили прорыв (можно сказать, второй раз космос открыли) и первыми разработали и зарегистрировали Спутник V (Гам-Ковид-Вак). Вакцина на основе аденовирусного вектора была разработана в национальном исследовательском центре эпидемиологии и микробиологии имени академика Н. Ф. Гамалеи.

Самым первым привился Спутником V директор Центра им. Гамалеи Александр Гинцбург. На вопрос, что кололи себе и своим сотрудникам, ученый ответил: свою вакцину!

«Кололи после того, как вкололи себе. Когда поняли, что она безопасна. Кололи, чтобы здесь нормально жить и работать, официально проводить нашу вакцину в жизнь. Все же должны ходить на работу. Должны собираться, обсуждать в коллективе полученные результаты, свободно общаться. И не думать, когда ты покашлял или лишнюю порцию мороженого съел и у тебя в горле засвербело, что это у тебя COVID. Чтобы эти совершенно психоненормальные вещи убрать, мы всех провакцинировали. Добровольно. Я ни одному человеку не предлагал вакцинироваться. Но, честно говоря, ни одному и не отказал», — признался Александр Гинцбург.

При наилучших характеристиках и показателях Спутника V наша вакцина в мире не принимается! Ну, а-то! Конкуренция!

Дальше уже выстрелили Пфайзер, Оксфорд и Синофарм.

Миллионы людей по всему миру укололись уже вакциной Pfizer (добровольно или принудительно), но известно, что человек, который заработал на этой вакцине миллиарды и стремится в список самых богатых людей мира, — вообще не привит. Почему человек, который должен быть привит самым первым, бегает от собственной прививки? И это не единственный вопрос, который возникает во время пандемии и остается без ответа.

Вакцину от AstraZeneca Оксфордского университета собирались использовать все страны Евросоюза, а в Великобритании уже вакцинировались более 11 млн человек. По результатам клинических испытаний, в которых приняли участие 23 тысячи человек, ее эффективность в среднем составляет 70%, а для людей старше 55 лет вакцина показала эффективность в 90% случаях.

Суммарно AstraZeneca планировала поставить около 2 млрд доз своего препарата от COVID-19 до конца 2020 года.

Однако ее подвели сообщения о рисках развития тромбоза и тромбоэмболии после вакцинации. Один летальный исход случился в Австрии, затем такие сообщения появились в Дании, Швеции, Италии, Словакии и Грузии. И вакцинация Астразенекой приостановлена в большинстве европейских стран.

В итоге, на сегодняшний день мы имеем одобренный список вакцин, Всемирной организацией здравоохранения: Пфайзер, Модерна, Джонсон и Джонсон, ну, и непонятная Астразенека. А вот Спутник V остается за бортом, хотя многие европейцы уже «смотались» в Россию за Спутником V (и надежно, и понятно, и очередей нет).

Прививаться или нет?

Итак, вернемся к Гамлетовскому вопросу: прививаться или нет?

Давайте сначала вспомним, что же такое вакцина?

Первые вакцины появились еще в древности. Тогда люди не знали о бактериях и вирусах, а профилактику основывали на наблюдениях. Вакцины появились только три столетия назад, благодаря английскому врачу Эдварду Дженнеру. Тогда в Европе бушевала натуральная оспа, но доярки ей болели редко. Все дело в коровьей оспе, которая передавалась им во время доения. Они болели в легкой форме и к натуральной оспе были уже невосприимчивы. Дженнер создал препарат на основе выделений из гнойничков на руках доярок и вколол его мальчику Джеймсу Фиппсу. Спустя некоторое время врач поставил прививку на основе натуральной оспы, но испытуемый не заболел. Так началась история вакцинации, от латинского vaccinus — коровий.

Также частыми были случаи ошибок при приготовлении вакцинационных препаратов. Поэтому со временем разработали методики проверки вакцин и вообще всех лекарств перед тем, как они попадут в больницы и аптеки.

Сначала на животных: не убьет ли состав, достаточная ли дозировка антигенов и т. д. После этого формулу дорабатывают и начинаются проверки на людях. К этому моменту вакцина на 99% безопасна, и испытания проводят для выявления побочных реакций именно у людей.

На следующем этапе проверяют эффективность прививки. Испытания проводят на многотысячной группе, которую делят на две: контрольную и экспериментальную. Первая получает вместо вакцины пустышку-плацебо. Вторая получает прививку. Кто в какой группе, знает только организатор. Это нужно для того, чтобы сравнить, насколько хорошо работает препарат, и избежать подтасовок. Например, если в контрольной группе заболело гриппом столько же людей, сколько и в экспериментальной, вакцину можно считать бесполезной.

Конечно, и во времена Дженнера, и сегодня есть люди, которых научное сообщество не смогло убедить в безопасности вакцинации.

Так как большую часть вакцин вводят в детском возрасте, появилось мнение, что организм не способен этого выдержать. На самом деле организм ежедневно борется с тысячами вирусов, и вакцинация никак не мешает работе иммунной системы.

Другой, не менее редкий тезис — у вакцин много опасных побочных эффектов. Это тоже неверно. Изменения после вакцинации делят на два типа: поствакцинальные реакции и поствакцинальные осложнения. Первые — покраснение в месте укола, небольшой зуд и легкое повышение температуры. Они проходят через 2−3 дня без какого-либо вмешательства и совершенно не опасны для жизни. Поствакцинальные осложнения — это судороги, анафилактический шок или паралич, которые возникают крайне редко. И вероятность получить осложнение гораздо ниже, чем вероятность летального исхода от болезни.

Когда вакцинация происходит массово, некоторые болезни исчезают из поля зрения общества и больше не кажутся чем-то опасным. Это заставляет людей думать, что прививки не так уж и важны.

Эпидемиолог Наталья Филиппова напоминает, что болезни, которые еще в прошлом веке уносили жизни миллионов людей, сейчас не кажутся страшными, а некоторые о них и не слышали.

Вспомним: полиомиелит (или детский спинномозговой паралич) был с человечеством издавна, существуют предположения, что им болели еще в Древнем Египте. Именно из-за полиомиелита был прикован к инвалидному креслу президент США (1933–1945 гг.) Франклин Д. Рузвельт. Он заразился им уже в зрелом возрасте, но это, скорее, исключение из правил – обычно болезнь поражает именно детей.

«Родившийся в полном здравии ребенок в один вечер становится инвалидом. Разве может быть болезнь страшнее этой?» – цитировала в июне 1961 г. газета «Акахата» одну из встревоженных японских матерей.

После Второй мировой войны, по мере роста городов и плотности населения, полиомиелит принял угрожающие масштабы: вспышки становились все более частыми и охватывали все больше людей. Не стал исключением и СССР – если в 1950 году было зарегистрировано 2500 случаев заболеваний, в 1958 их было уже более 22 тысяч. Необходимо было действовать.

На основании технологии Альберта Сэбина (США) в СССР сделали «живую» вакцину, ее испытания оказались успешными. Сыграла роль и удачно подобранная Чумаковым форма – вакцину решили выпускать в виде конфет, детям не приходилось бояться уколов. Испытания «в поле» прошли отлично: в 1959 году с помощью «живой» вакцины быстро остановили острую вспышку полиомиелита в прибалтийских республиках. Далее СССР полностью перешел на «живую» вакцину, и на массовом уровне полиомиелит в стране был побежден. Сэбин в переписке в шутку называл Чумакова «Генерал Чумаков» за такую быструю и массовую организацию кампании против полиомиелита.

Вакцинация быстро дала результаты: к осени вспышка эпидемии по всему миру сошла на нет, а еще через несколько лет и кампаний вакцинации эта болезнь была практически искоренена. Благодарить за это стоит и Альберта Сэбина – изобретателя вакцины, и Михаила Чумакова, без усилий которого она не завоевала бы популярность во всем мире, и, конечно, тысячи японских матерей, врачей и активистов, требовавших у правительства отставить в сторону политику ради будущего детей.

А, например, в России и странах СНГ в 90-е годы произошла вспышка дифтерии, в результате погибло около 5 тысяч человек, а заболело всего 150−200 тысяч. Связано это с общим развалом системы здравоохранения и незаинтересованностью государства в массовой вакцинации на тот момент.

В 2000 году в Нидерландах в религиозной общине, которая не приемлет вакцинацию, произошла вспышка кори. Это событие можно назвать экспериментом в реальных условиях: большинство населения Нидерландов было привито, это позволило сохранить множество жизней и показать эффективность вакцинации.

То же самое произошло и в 2005 году в США в штате Индиана. В сообществе антивакцинаторов произошла вспышка кори, которая не распространилась за пределы этого общества благодаря всеобщей иммунизации.

Совсем недавно произошла вспышка кори на Украине — 46 тысяч человек, европейский антирекорд. Из-за того, что жители страны мало знают о вакцинации, не доверяют ей и отказываются прививать своих детей, происходят вспышки заболеваний, которые в других странах Европы находятся на грани полного уничтожения, как это произошло с натуральной оспой.

Вывод: массовая вакцинация создает такое явление, как социальный или коллективный иммунитет. Помните, что шанс получить поствакцинальные осложнения в сотни раз ниже, чем шанс летального исхода от настоящей болезни!

И снова про Гамлета – прививаться от коронавируса или нет? Я не могу ответить на этот вопрос однозначно – да! Это уж слишком большая ответственность.

Скажу за себя – я и переболела, и привилась. Потому что больше болеть не хочу, мне не понравилось. И сейчас я прямо слышу голоса читателей: привитые тоже болеют! Не спорю! Но, может, не так сильно? Лично мне прививка принесла внутреннее успокоение, мне стало легче даже физически. Поэтому решение привиться — это только ваше решение!

Будьте здоровы! Берегите себя и своих близких!

Автор: Елена Власова

Колумнист журнала MarbellaRU

Инстаграм: @elenavlasova

 

 

Tags:
Предыдущая статья

Вам также может понравиться

Compare Listings

заглавиеЦенаПоложение делТипПлощадьЦельСпальниВанные комнаты