ЗАГРУЗКА

Поиск по сайту

Коллекция музея Прадо

В этом году культурная Испания отмечает большой юбилей 200-летие музея Прадо. Каждый музей велик по-своему. Но Прадо имеет свои причины быть одним из лучших музеев мира. Прадо – музей обозримый. Не Лувр и не Эрмитаж, где зритель «погибает» сразу.

Музей Прадо

Прадо помогает собственное здание, которое было построено специально для музея (правда, естествознания). Поэтому здание обрамляет, а не спорит с картинами.  По концентрации шедевров – это первый музей в мире. 1300 масштабных полотен, 35 тыс. в запасниках. Каждая работа – это шедевр.  Еще одно важное преимущество музея в том, что Прадо – музей этически чистый. Многие музеи – это часто плод войн. В Прадо нет ни одного украденного шедевра. Это плод коллекционирования испанских королей, которые могли быть посредственными политиками, но вот художественным вкусом не был обделен никто. И короли, и церковь собирали картины. Габсбурги собирали соответственно со своими монаршими вкусами. Поэтому в Прадо нет англичан, врагов испанской короны, нет голландцев – иноверцев. А главный костяк музея – фламандская, итальянская и испанская живопись. Например, кисти Рубенса 90 картин, а Рембрандт только один, к тому же купили его уже Бурбоны. В Прадо великолепная коллекция Босха. Почему? Это вкус испанских монархов.

Карл I и Тициан

Как же складывалась коллекция? Начало положила Изабелла Католическая, та самая, которая отправила в 1492 году Колумба в его легендарное путешествие. Изабелла Кастильская увлекалась фламандцами. Поэтому их тысяча в Прадо (самая большая коллекция Босха). Внук Изабеллы Католической Карл I Испанский (он же Карл V Священной Римской империи) станет первым из испанских Габсбургов (Тициан «Портрет Карла I с собакой»). Он правил из седла, в Испании бывал редко, но именно он начинает покупать Тициана, который и станет его придворным художником.  Тициан, оказавшись при испанском дворе, видит коллекцию фламандцев и начинает писать так же. Было много находок и новинок, которыми художники обогащались, входя в эту коллекцию испанского королевского дома.

«Портрет Тициана». Это последний портрет художника. Ему под восемьдесят. Он первый мастер, который воспринимает себя королем живописи. В средние века художник от сапожника не отличался ничем. Это была аналогичная работа. Только с эпохи Возрождения статус художника меняется. Тициан делает акцент на цепи рыцаря Золотой шпоры. Это немыслимая история, чтобы художник был рыцарем. Даже Веласкес будет долгие годы бороться за то, чтобы ему присвоили звание рыцаря ордена Сантьяго. Тициан – с кистью в руках, смотрит вдаль –  еще есть планы. Он стал практически испанским художником –   в Прадо сорок его работ. Карл V просит повысить пенсию Тициану, так как он обещал поехать к римскому папе, а поехал в Испанию. За такое решение его пенсия была удвоена. Художник воспринимался как великая фишка в политической игре. Он помог Карлу доказать папе римскому, кто в мире хозяин.

Филипп II

Но настоящим хозяином мира становится его сын Филипп II – черная легенда, созданная англичанами, а они умеют делать пропаганду. Это они написали много книг, где Филипп II выставлен как кровавый деспот, монстр и дегенерат. Да, это был жесткий монарх, который боролся с протестантами. Но он был, скорее, человек Возрождения со всеми проблемами той эпохи. Он ввел в Испании женское образование, сам был блестяще образован. «Филипп II в шапке» – это идеальный его портрет, где он показан как владыка мира, который руководит всей мировой политикой. Он – труженик, иногда работал по 20 часов в сутки. Перед смертью он сам рассчитал, сколько метров крепа необходимо для траурной церемонии всех церквей Мадрида. Он привык за все быть в ответе, даже за собственные похороны, которые прекрасно организовал. Именно Филипп II построил гигантский монастырь под Мадридом – Эскориал – воплощение власти: «Храм для Господа и лачуга для короля».

У него самого была малюсенькая комнатка, в которой висели «Сад земных наслаждений» Босха и «Несение Креста» Тициана. Да, именно Босха. Почему?  Короли любят Тициана – красивый, помпезный. И тот факт, что Филипп II – католик – любимым художником считает Босха, удивителен. «Сад земных наслаждений» висел у него в кабинете-молельне. Он проводил с этой картиной большую часть дня. Это тот самый Босх, которого примут тогда, когда европейское искусство пройдет через период сюрреализма. Только тогда он станет общелюбимым художником, доселе вызывавшим оторопь. В кабинете-молельне было маленькое окошко, выходившее в алтарь, чтобы, даже работая, король мог присутствовать на службе. Рядом с «Филиппом II» в Прадо находится статуя его сестры – Марии Венгерской, которую Филипп назначил правительницей Нидерландов, когда она овдовела. Именно она – причина такой большой коллекции Босха в Прадо.

У Филиппа II было 4 жены. Одну из них видим на «Портрете Изабеллы». У нее в руках камея с изображением Филиппа II. Рядом карлица. В Прадо вообще очень много картин с карликами. На их фоне даже уродливые Габсбурги выглядели очень красиво. Они были контрастом, оттеняющим красоту и величие двора. С другой стороны, они были философским напоминанием о том, что жизнь – сложная штука. Сегодня ты – король, а рядом – карлик, но задумайся, ведь он тоже – творение Господа. Дети короля не имели права играть с другими детьми, чтобы лучший твой друг впоследствии не стал всесильным фаворитом. Это опасно, поэтому им «выдавались» карлики. Они проходили в описях королевского дворца как предметы для увеселения.

Одна из четырех жен Филиппа II – его тетя Мария на портрете Антонио Моро.  Это та самая кровавая Мери, в честь которой назван напиток. Сначала к ней сватался отец Филиппа Карл I.  Когда брак отца не удался, ее берет в жены Филипп II, желая вернуть Англию в лоно католицизма. Она изображена на портрете стареющей, но с надеждой во взоре и с красным цветком в руке. Портрет сделан как раз во время сватовства Филиппа II. Брак будет бездетным, но в мемуарах Мария писала, что Филипп II был очень заботливым мужем и трогательным человеком.

Кроме фламандцев при дворе Филиппа II продолжал работать Тициан. Но если для Карла I он писал прежде всего религиозные сюжеты, то для Филиппа II он пишет услады. «Даная» Тициана  так понравилась королю, что он попросил выполнить другую, где женщина была бы обращена к зрителю спиной, создавая сладострастный образ. Так родилась «Венера, не пускающая Адониса на охоту». Обе они висели в коридоре, и Филипп II каждый раз проходил мимо них.

Испанский Золотой Век

Филипп IV – этот король стал синонимом испанского Золотого века, века барокко, великого театра, Кальдерона, великой поэзии, но одновременно великой иллюзорности бытия. Он устраивает грандиозные празднества, создающие иллюзию богатства испанского двора.  Веласкес имел должность гофмейстера двора. Он пишет, что не было дров, чтобы отапливать королевский дворец, на кухне не было даже хлеба. Все деньги из колоний пролетают над Испанией и оседают в банках Генуи. Но в начале правления Филипп IV покупает много картин, а Веласкеса делает своим придворным художником. Габсбурги – это была самая мощная династия. Причем до такой степени, что у них не было скипетра и державы – все и так понимали, кому принадлежит мир. Точно так же их величайший художник Веласкес не будет подписывать свои работы. Он просто располагал в углу лист бумаги – всем понятно, что это Веласкес, зачем тратить слова. И в течение 40 лет он обладал полной творческой свободой. Он не зависел от заказов церкви.

Прадомузей с уникальной системой развески. Единственный музей, где есть метафизическое устройство. На центральном этаже в базиликальном зале, похожем на большой храм, в середине –  «Менины» Веласкеса. Эту картину нельзя вывозить из Прадо. Никогда. Веласкес задает центр всего музея, и создается это картиной «Менины». Это теология живописи. «Менины» Веласкеса надо смотреть только в оригинале. Ни одна репродукция не воспроизводит ее воздух. Когда Сальвадора Дали спросили, что бы он забрал из Прадо, если бы возник пожар, он сказал: «Воздух «Менин».

Короли и живопись

При Филиппе IV в Испанию неоднократно приезжает Рубенс («Три грации») и подолгу работает. Рубенс пишет «Портрет Анны Австрийской», той самой, из «Трех мушкетеров», благодаря ей на испанский трон взойдут Бурбоны. В Испанию инкогнито приезжает герцог Бекингем (еще один герой из «Трех мушкетеров») и  принц Уэльский, будущий король Англии Карл I. Он проезжает всю Европу, чтобы взять в жены Марию, сестру Филиппа IV. Свадьба не срослась, но за несколько месяцев пребывания в Мадриде Карл I заразился от Филиппа IV страстью к живописи. Он уезжает и увозит с собой картину Тициана.

Приезжает в Англию и становится крупнейшим коллекционером. И когда Кромвель казнит Карла I (это важный момент в истории Европы, когда впервые короля убьют не заговорщики, не отравители, а парламент проголосует, чтобы король был казнен), после казни Карла I большую часть его коллекции купит именно Филипп IV. Он его заразил этой страстью – и круг замкнулся. Так в Прадо появилась «Жемчужина» Рафаэля, работы Альбрехта Дюрера («Автопортрет») и многие другие.

Последним Габсбургом станет Карл II, сын Филиппа IV. После смерти его чудесной жены Изабеллы он женился на собственной племяннице, которая была невестой сначала его покойного сына. От этого брака появились на свет Инфанта Маргарита («Менины») и Карл II.

Он был уродлив, зубы не смыкались, пища вываливалась. Даже на портрете, где художник попытался его улучшить, у него лицо дегенерата. Но и он, на котором завершился род Габсбургов, продолжал коллекционировать картины, особенно итальянцев. После его смерти в Испанию приходят Бурбоны. Это династия великих меценатов и коллекционеров. Филипп V первый покупает Мурильо.
Карл III сделает придворным живописцем немецкого художника Менгса («Три возраста жизни и смерть»), он докупит Дюрера и других художников немецкой школы.

Придворным художником Карла IV станет Гойя. Вы не пройдете мимо «Семейства Карла IV». Ощущение оскорбительного реализма. Семейство бакалейщиков, выигравших лотерею и одевших дорогие костюмы. Как же они могли допустить такое? Могли, потому что это был Гойя. Веласкес задает центр. А вертикаль задает Гойя. «Семейство Карла IV» висит на том же месте, где «Менины», но на другом этаже. Там же висят «Махи». Это мир земной.  Нет ни одного музея мира, где бы один художник был «разделен» на 3 этажа. Картоны для гобеленов – это «рай» Гойи – они висят на последнем этаже. А «Черные картины» прозревшего и оглохшего Гойи, которыми он расписывает Дом глухого – это «ад» Гойи – они в полуподвальном помещении.

На этом, конечно, не заканчивается процесс пополнения коллекции. Но все же костяк, ее главную и самую ценную часть составляют картины, приобретенные Габсбургами и Бурбонами.  Это великолепный вкус испанских королей (ну, и, конечно же, стечение обстоятельств), который и позволил собрать эту уникальную коллекцию без военных захватов.

Автор: Татьяна Григорьева.
Магистр филологии, искусствовед.

Основатель клуба “Завтрак с искусством”.

Автор лекций по искусству, организатор арт-туров по Испании.

www.zavtraksiskussvom.com

 

Tags::
Предыдущая статья

Вам также может понравиться

Share This