ЗАГРУЗКА

Поиск по сайту

ЖЕНЩИНЫ УТЕРЛИ НОС МУЖЧИНАМ

MarbellaRU

Великие женщины художницы

В Русском музее в Малаге (Испания) в начале лета прошла удивительная выставка, где были представлены картины русских женщин – художниц. Да, да, вы не ошиблись. Мы привыкли к выдающимся мужским именам в мире искусства. Конец ХIХ и начало ХХ века – небывалый взлет эмансипации. Женщины стали осваивать многие мужские профессии.

Они не хотели уступать мужчинам ни в чем, они отказывались признавать себя слабым полом и наравне с мужчинами стали не только активно путешествовать, заниматься спортом, но и заниматься неженским делом – живописью.  Представленные на выставке художницы показали и доказали, что и женщины могут  не только не уступать мужчинам, но в чем-то и превзойти их. О некоторых именах мы и поговорим сегодня.

Мария Башкирцева (1860­ – 1884)

Вы не пройдете мимо ее картины «Дождевой зонтик». Надолго остается в памяти творение этой девушки. Может показаться, что она ничего не успела в своей 24-летней жизни. Но это не так. Она успела очень многое. Она оказалась первым русским художником, чьи работы повезло приобрести Лувру. Во Франции, Германии, Англии прошли ее выставки. А ее дневники перевели на все европейские языки, а затем издали в США.

Мария Константиновна Башкирцева родилась недалеко от Полтавы в 1860 году. Ее мать из древнего дворянского рода, отец – исключительной образованности и литературной одаренности. Семейная жизнь родителей не сложилась, они развелись, что было редкостью в те времена. Мария воспитывалась дедом, англофилом и почитателем Байрона, и двумя боннами – русской и француженкой. В 1868 году она едет с теткой за границу поправить здоровье, обосновывается в Ницце. Несчетные таланты девочки обнаружились рано. За короткий срок почти без посторонней помощи она овладела четырьмя современными языками и двумя античными, что дало возможность читать оригиналы. С поразительной легкостью она научилась игре на гитаре, мандолине, арфе и рояле. В 16 лет открылось редкое сопрано. Но в 18 лет из-за болезни гортани она начинает глохнуть, а в 19 лет теряет уникальный голос. Как будто некие силы не дают ей распыляться, указывая единственный путь – живопись.

В 1877 году, в 17 лет она едет в Париж и поступает в частную академию живописи. Многие воспринимают это как бездумное увлечение русской аристократки. Но огромная работоспособность и выдающийся талант принесли первые плоды. Уже через 11 месяцев после начала занятий ее работу выставили в Салоне. Критика одобряет ее безупречный рисунок и кисть, а также душевную легкость и теплоту в изображении персонажей. В 1884 году ее изящ­ные работы «Осень», «Митинг» и «Портрет натурщицы» приобретает французское правительство для Люксембургского музея в Париже – это была уже настоящая слава. Она работает, полубольная, по 12-14 часов, засыпая от усталости у мольберта. Терзается тем, что не начала писать раньше, что уже поздно. Она начала седеть, слабеет слух. Скоротечная чахотка унесла жизнь в 1884 году. Она не дожила две недели до своего дня рождения. В Париже и Амстердаме прошли ее посмертные выставки.

В 1887 году вышли 2 тома ее дневников. Книга стала одной из самых читаемых. Критика увидела в ней яркую, индивидуальную, многогранно талантливую женщину из загадочной России. Ги де Мопассан, посетив ее могилу, сказал: «Это была единственная роза в моей жизни, чей путь я усыпал бы розами, зная, что он будет так ярок и так короток». Мать после ее смерти увезла в Россию значительную часть ее работ. Но в роковом 1917 коллекция сгорела вместе с подожженной усадьбой. Уцелевшие во флигеле картины были уничтожены во время бомбежки в 1941 году. Когда-то Люксембургскую галерею украшала статуя «Бессмертие»: у ног ангела смерти умирает юный гений, протягивающий ангелу свиток с восьмью именами преждевременно сошедших в могилу великих людей. Среди них одно русское имя – Мария Башкирцева.

Зинаида Серебрякова (1884­ – 1967)

А теперь остановимся около чудесных балерин. Мир балета всегда привлекал художников: Дега, Пикассо, Бенуа, Бакст, Сомов… Привлек балет и русскую художницу Зинаиду Серебрякову. Она сумела увидеть мир балета не только на сцене, но и на репетициях, и в мире кулис. То, что скрыто от публики. Она создает галерею балерин начала ХХ века.

Зинаида Серебрякова происходила из художественной семьи Бенуа-Лансере, где все лепили, рисовали, занимались зодчеством, играли на музыкальных инструментах. Она балет любила, но заниматься им не стала. А занялась живописью сначала в Петербурге, потом в Париже. Путешествовала по Италии, изучала старых мастеров. Замуж вышла по любви за двоюродного брата Бориса Серебрякова, став матерью четырех детей.

Судьба жестоко преломилась в 1919 году, когда от брюшного тифа умер обожаемый муж. В огне гражданской войны погибло имение Нескучное, а с ним и многие картины. В этот безысходный период и вошел в жизнь Зинаиды балет. Он вошел как спасение, как сказочно прекрасный мираж. Он спасал и духовно, и материально. Ведь картины на балетную тему пользовались спросом. Они могли украсить самый изысканный интерьер. Когда ее дочь Татьяна занялась балетом, Зинаида стала посещать ее репетиции в бывшем Мариинском театре. Она ходит за кулисы зарисовывать балетные типы. Ее заворожила не сцена, а фантастический мир кулис, таинство грим-уборной, где хрупкие девочки-танцовщицы, готовясь к спектаклю, постепенно превращались в лебедей, сельфид и страстных испанок. В 1924 году Зинаида отправилась в Париж. Думала, что едет на время, оказалось – навсегда. Встреча с родной дочерью состоялась только через 40 лет во время хрущевской оттепели. Нелюдимая, закрытая, дикарка. Иногда ей приходилось бедствовать. Это сейчас ее картины расходятся на аукционах за огромные деньги, тогда она писала весь цвет русской эмиграции –  Шаляпиных, Юсуповых, – иногда испытывая неудобство брать за это деньги. Жила она очень скромно. Казалось бы, революция, смерть мужа, эмиграция, разлука с детьми, смерть матери в СССР от голода. Но с картин смотрят румяные, ясные, улыбающиеся и счастливые лица. И это не лукавство, это исповедь девушки, женщины, матери, художника, когда-то написавшей чудесный автопортрет «За туалетом». Его с первого взгляда решил купить Третьяков. Зинаида осталась верна себе, не хотела следовать модным тенденциям. Не стала своей среди парижской богемы. Она не предала ни свой талант, ни семью. Творчество Серебряковой по крупицам собирали ее дети, скупая у коллекционеров. Благодаря им мы можем любоваться ее творениями.

Вера Мухина (1889 – 1953)

Мы с детства привыкли видеть в начале кинолент от «Мосфильма» легендарную статую «Рабочий и колхозница», даже иногда не задумываясь о судьбе ее творца. А ведь создателем этой гигантской работы (24 метра – статуя и 47 метров – пьедестал) является женщина.

Большую роль в жизни Веры Мухиной сыграл Париж. Рано осиротевшая дочка богатого купца увлеклась скульптурой, правда, первым ее учителем был мастер по надгробиям. Она просила дядюшек отправить ее учиться в Париж, но те намекнули, что пора и замуж. Помог мечте осуществиться несчастный случай. Катаясь на санках, она врезалась в дерево. Девять операций пришлось перенести, чтобы восстановить лицо. Чтобы отвлечь племянницу от увечий, дяди отправили ее в Париж. Во Франции она училась самозабвенно. Вернувшись в Россию, стала сестрой милосердия, началась Первая мировая война. В госпитале она выходила от тифа молодого доктора, за которого потом вышла замуж. Послевоенные годы были полуголодные, поэтому ей пришлось работать модельером. Эта сторона ее творчества малоизвестна. А ведь ее платье с петушиным узором получило приз на Всемирной выставке в Париже. Но, наконец, оценили ее скульптурные работы. Ее «Крестьянка» получила Первую премию на выставке в честь 10-летия Октября. Но награды не гарантируют русскому художнику безоблачную жизнь. Ее обвинили в отходе от марксизма за то, что она в своих лекциях ссылалась на классиков Ренессанса. Карьера висела на волоске. Но помог муж, он открыл первый в мире гормональный препарат. Его благодарными пациентами стали Молотов, Калинин, Горький. В общем, Веру не тронули.

Кульминацией творчества стала ее работа «Рабочий и колхозница». Когда работа была уже готова к отправке на выставку в Париж в 1937 году, на Веру написали донос. Ее обвинили в том, что она в складках девушки изобразила лицо врага народа – Троцкого. Но как Молотов и Ворошилов ни смотрели, лицо Троцкого не углядели и дали добро. Она завоевала город своей юности и получила Гран-при. А жители Парижа собирали подписи, чтобы оставить скульптуру у себя. Она еще много создаст работ, которые приходилось менять под давлением сверху. Но в народной памяти остались два образа: «Рабочий и колхозница» и граненый стакан, сделанный по ее эскизу.

Конечно это далеко не все имена талантливых женщин-художниц, картины которых представлены на выставке, но захотелось написать именно о них.

Автор: Татьяна Григорьева 
Магистр филологии, искусствовед. Основатель клуба “Завтрак с искусством”. Автор лекций по искусству, организатор арт-туров по Испании.

Тел.: +34698330349

Facebook: @elarteentenderdelarte

Tags::

Вам также может понравиться

Share This