ЗАГРУЗКА

Поиск по сайту

Новости

ВИНО И МАВРЫ

MarbellaRU
Поделиться

История андалузского виноделия

Сразу оговорюсь, что речь пойдет об арабах, а не о берберах (маврах). Потому что именно арабы после вторжения 711-го года составляли мусульманское большинство на землях нынешней Андалусии. Берберы заняли северную половину Пиренейского полуострова.

Тем не менее… начнем издалека.

На момент мусульманского захвата этих земель традиция местного виноделия насчитывала без малого 6000 лет. В латинской традиции (это и сами римляне, и латинизированное германское племя готов — вестготы) потребление вина означало принадлежность к определенному классу, статусность. Вино было относительно редким и дорогим продуктом. Но потребление его ограничивалось только покупательной способностью человека.

Сословия патрициев и всадников ввели потребление вина в обиход римлян. При римлянах же началось массовое высаживание виноградников на склонах гор провинции Бетика (приблизительно — территория нынешней Андалусии).

Виноделие в арабской Андалусии

Иначе обстояло дело с арабами-мусульманами. Почти все население вестготской Испании очень быстро перешло в ислам. Кто-то этот шаг сделал осознанно, на основании веры, кто-то — из личных выгод. Но (при официальном разрешении на исповедование христианства и иудаизма) доминирующей религией в Испании стал ислам.

И что же? Количество высаживаемых виноградников стало неуклонно расти. Спрос на вино рос огромными темпами, начиная с первых лет арабского владычества. Конечно, какая-то часть вина служила не для местного потребления, а отправлялась на экспорт. Арабы были торговым народом и понимали, что вино — продукт, пользующийся стабильным спросом на мировом рынке товаров, и, стало быть, надежная статья дохода. Но какая-то часть вина потреблялась и местным населением.

Например, малагское густое сладкое вино. Оно было известно и любимо потребителями с очень давних времен. Обращенные вестготы не могли пересилить себя и отказаться от ставшего уже привычным потребления вина. Арабам оно тоже пришлось по вкусу. Чтобы не гневить Аллаха, требовалась только небольшая уловка — называть это вино «малагским сиропом» — xarab Al-malaquí.

Даже первый правитель Аль Андалуса — Абд аль Азиз ибн Муса не брезговал пропустить стаканчик… Компанию ему составляла его жена — бывшая вдова погибшего последнего вестготского короля Родерика Эгилона. Правда, кончил он плохо: его убили собственные приближенные, чтобы он не успел еще больше нагрешить перед тем, как предстанет перед Аллахом. Можно сказать, позаботились о человеке. А если серьезно, то был еще один существенный повод потреблять малагское вино — его лечебные свойства. О них было известно давно. Это вино имело дижестивные свойства, т. е. помогало пищеварению. Помогало восстановить аппетит. Его давали даже детям, которые плохо кушали. Но в дозах, рекомендованных врачом, разумеется. Малагское вино укрепляло больных и помогало поднять тонус выздоравливающим.

Может быть, поэтому надо упомянуть, что именно на землях Андалусии арабы и другие жители до определенного момента вполне себе безнаказанно потребляли вино. В других регионах все было иначе, и законы Корана там соблюдались неукоснительно.

Берберы и вино

Но вот пришел конец арабскому владычеству. Ему на смену пришли берберские династии (а это и есть мавры). Обращенные арабами в ислам, берберы были более привержены к строжайшему соблюдению его канонов. Даже сами арабы, по их мнению, были недостаточно тверды в вере. Особенно радикальны были берберы династии Альмохадов (XII век).

Гонениям подверглись все: и неверные (христиане, иудеи), и умеренные мусульмане-арабы. Вот как раз к этим временам и относится прелюбопытнейший текст. В нем приводится диалог правителя Гранады Абу Хамида «Гранадского» (Abu Hamid El Granadino) и короля Венгрии.

Когда венгерский король узнал о том, что мусульманам запрещается пить вино, но разрешено иметь четырех и более жен, не считая наложниц, он сказал Абу Хамиду:

«Это не разумное дело, т. к. вино придает силы телу, а занятия любовью со многими женщинами ослабляют его. Религия ислама неразумна».

И ответил ему правитель Гранады:

«Религиозный закон мусульман не похож на христианский. Христианин запивает вином еду вместо воды и без того, чтобы при этом опьянеть. Это придает ему силы. Мусульманин же, который пьет вино, именно что ищет в нем — так это опьянения. Напившись, теряет рассудок, становится как сумасшедший, богохульствует, проматывает все свое состояние, и все это ради наслаждения, которое ему дает вино. Он ради него может убить, отдать кому попало своего коня и оружие. И так как мусульмане также являются солдатами твоего войска, подумай, стоит ли выпускать их из палаток. Они вернутся в них без денег, коней и оружия. И ты должен будешь тогда либо убить их, либо дать им новых коней и оружие. Но они снова потеряют все это, напившись».

Но люди всегда восхваляли и будут восхвалять Малагу и вино.

Вот стихи, посвященные вину, которые написал величайший врачеватель того времени (и поэт):

«Прекрасно чистое вино, им дух возвышен и богат,

Благоуханием оно затмило розы аромат.

Как в поучении отца, в нем горечь есть и благодать,

Ханжа в вине находит ложь, а мудрый – истин щедрый клад.

Вино раздумьям не во вред, оно – погибель для невежд.

В нем яд и мед, Добро и Зло, печалей тень и свет услад,

Наложен на вино запрет из-за невежества невежд,

Безверием расколот Мир на светлый Рай и мрачный Ад.

Какая на вине вина за то, что пьет его глупец?

Напившись, пустословить рад, и что не скажет – невпопад.

Пей мудро, как Абу Али, и правдой-истиной клянусь:

Вино укажет верный путь в страну, где истин ветроград».

Абу Али ибн Сина (Авиценна)

Автор: Николас Демидовс

гид-краевед, сталкер

Заказ экскурсий: +34 636 228 518

Tags:
Следующая статья

Вам также может понравиться

Compare Listings

заглавиеЦенаПоложение делТипПлощадьЦельСпальниВанные комнаты